bydylai: (Default)
Один человек зачем-то решил вести блог. Дело спорилось, потому что в соавторах у него числились сильно пьющий осьминог, безнадежно влюбленный в вахину-джиканте мужчина и совершенно сиротливый внутренний ребенок.
Контент, конечно, так и пер со всех щелей: страшно плодовитая эта штука -графомания помноженная на шизоидный склад мышления.
Через какое-то время в их субличностном творческом коллективе, носящем непретенциозное название "литературное сообщество неизбежности осознания у-вэй" начались серезьезные проблемы.
Внутренний ребенок, например, все играл, крушил - ломал, а потом затих, наделал огромную кучу и впал в старческий маразм.

Мужчина, внезапно, осознал, что видно не судьба, видно не судьба. То есть, до этого все еще надеялся как-то...Пытался...
Пойдет куда-нибудь вечером, притащит кого-нибудь, а с утра посмотрит, - нет, - говорит. - Наша встреча была ошибкой: ты - не Джиканте. Изыди.
- Да шо ты говоришь? - возмущается кто-нибудь. - А вчера типа непонятно было?
- Ну, - признается, - были у меня смутные подозрения, что не станет Джиканте водку по сто пятьдесят три рубля хлестать на остановке и кричать: "шампанского и семачек!" - ох не станет. Да и с первым встречным никуда не пойдет: не такая она.
И тут его, вдруг, осенило: понял, - плевать ей, этой джиканте на меня, чхать абсолютно. Я тут все для нее, и слова мои и помыслы лишь о ней, а она сидит там в своем голливуде, якшается со всякими тимберлейками. Дура. Нам никогда не быть вместе, не лезьте, чести, мести, крести, тести..
Да-да, именно так все и получилось: он с головой окунулся в рэп, потому что, с таким-то Горем, либо топиться - либо в рэп, никаких других вариантов нет.

Наиболее трагично сложилась судьба осьминога. Он,как-то раз, будучи с ужасного похмелья, ошибочно заполз в Высоцкий Монастырь Read more... )
bydylai: (Default)
Один человек зачем-то решил вести блог. Дело спорилось, потому что в соавторах у него числились сильно пьющий осьминог, безнадежно влюбленный в вахину-джиканте мужчина и совершенно сиротливый внутренний ребенок.
Контент, конечно, так и пер со всех щелей: страшно плодовитая эта штука -графомания помноженная на шизоидный склад мышления.
Через какое-то время в их субличностном творческом коллективе, носящем непретенциозное название "литературное сообщество неизбежности осознания у-вэй" начались серезьезные проблемы.
Внутренний ребенок, например, все играл, крушил - ломал, а потом затих, наделал огромную кучу и впал в старческий маразм.

Мужчина, внезапно, осознал, что видно не судьба, видно не судьба. То есть, до этого все еще надеялся как-то...Пытался...
Пойдет куда-нибудь вечером, притащит кого-нибудь, а с утра посмотрит, - нет, - говорит. - Наша встреча была ошибкой: ты - не Джиканте. Изыди.
- Да шо ты говоришь? - возмущается кто-нибудь. - А вчера типа непонятно было?
- Ну, - признается, - были у меня смутные подозрения, что не станет Джиканте водку по сто пятьдесят три рубля хлестать на остановке и кричать: "шампанского и семачек!" - ох не станет. Да и с первым встречным никуда не пойдет: не такая она.
И тут его, вдруг, осенило: понял, - плевать ей, этой джиканте на меня, чхать абсолютно. Я тут все для нее, и слова мои и помыслы лишь о ней, а она сидит там в своем голливуде, якшается со всякими тимберлейками. Дура. Нам никогда не быть вместе, не лезьте, чести, мести, крести, тести..
Да-да, именно так все и получилось: он с головой окунулся в рэп, потому что, с таким-то Горем, либо топиться - либо в рэп, никаких других вариантов нет.

Наиболее трагично сложилась судьба осьминога. Он,как-то раз, будучи с ужасного похмелья, ошибочно заполз в Высоцкий Монастырь Read more... )
bydylai: (Default)
Один человек, внезапно, стал шутить. Ну, он и раньше этим делом грешил: спросят у него – который час, он отвечает смешно – мол, без пяти как спиздили, - а тут распоясался совсем.
Изящно стал шутить, свежо: с аллюзиями к метафорам или, даже, наоборот.
И ладно бы он все это делал дома, под одеялом, когда не видит никто: нет же. Завел себе страничку в интернете и юморит прямо в нее у всех на виду.
И люди туда ходят, комментируют, - ах, - говорят. – какая умора. Автор, пеши исчо.

За этим богомерзким занятием его как-то раз застала знакомая.
- О, - говорит, - милый. Да у тебя серьезные проблемы. Нужно тебя спасать.
А она, надо отметить, была психолог - знаток человеческих душ, светоч темнейших их закоулков. Проводила семинары: «мы, наверное, можем помочь вам обрести какую-никакую уверенность в себе». Тренинги: «все время забываю вам сказать – есть замечательная, уникальная методика улучшения памяти».
Весь день, не щадя живота своего, психологит, а к вечеру хряпнет стакан спирта и в слезы. – Как же, - говорит, - как же меня заебали эти вечно хнычущие, депрессивные, пессимистичные люди. Кто бы знал. Конца и края этому нет. Пойду, повешусь.

- Так вот, - сказала она одному человеку. – Сейчас я разложу все твои проблемы по полкам. Истолкуем по Фрейду, архитипируем по Юнгу. Поржем, по курпатову, наконец.
Хотя, - говорит, - нет. Тут достаточно Фрейда. Знаешь ли ты, что юмор – есть признак агрессии, а агрессия – есть сублимация энергий сексуальных влечений? Так что, раздевайся, сейчас мы все исправим.
- Да нет!- кричит он. – Не хочу я, не буду. Не надо!
- Да что ты, что ты, - успокаивает она его. – У меня все с собой.
Открывает свою сумочку, а там действительно все с собой: плетки, намордники, наручники уже в комплекте с чугунными батареями. С ума сойти можно, как это все у них в сумках помещается?
Ну, дальше, понятно, что произошло, про это писать уже никак нельзя, больно это все мерзко и неприлично, поэтому – про это уже нужно снимать кино.
Но не стоит огульно ее винить, работа у них, у психологов, такая: убедить клиента, что все его беды от какой-то проблемы, и если ее устранить, то все будет хорошо. Ну и в том, что по их мнению основная проблема клиента – безденежье психолога, их тоже винить нельзя. Их в институтах так учат, аж целых шесть лет.

Впрочем, все оказалось напрасно. Первое время, недолго, года полтора, при всяком юморе один человек мелко вздрагивал, зарывался в землю и выпрыгивал в окна, но потом снова принялся за свое.
Так бы и сшутился совсем, если бы к нему однажды не пришел друг.
- Шутишь? – спросил.
- Шучу, - честно признался один человек.
- Собирайся, поедем.
- Куда?
- Потом увидишь. Спасать тебя будем, нельзя же так.

Ехали, долго ехали, трое суток: на электричке сначала, до Москвы, потом на поезде в Юрмалу и там еще двое суток на местной маршрутке ползли оставшиеся три километра, и никогда бы вообще не добрались до нужного места, если бы не выпрыгнули из нее и не пошли пешком.
Пришли к большому дому.
- Здесь живет Великий Юморист, - сказал друг. – А теперь – заходи и смотри.
Зашли. Смотрят: кругом осколки, щепки какие-то валяются и сам Юморист ходит мрачный, злой, бубнит себе что-то под нос.
- Ну, тупые! – говорит. – И хвать стул, и хрясь им в зеркально трюмо, так, что осколки во все стороны. – Тихо, - кричит, -Тише! Вы сейчас умрете со смеху.
А сам хватается за шкаф и тащит его к окну.
- Все, - говорит один человек. – Я все понял, уходим отсюда скорее.
Но тут их заметил Юморист, - ага, - обрадовался. – Вот вы, вы-то мне как раз и нужны. Я вам сейчас буду делать Смешно.
Друг как-то вывернулся и убежал, а вот одному человеку повезло меньше.

Только через два дня его нашли на Юрмальском пляже, и хохотал он так звонко и радостно, и такая на его лице была улыбка, что сразу все облегченно вздохнули: ну, хоть этот больше не станет шутить никогда.
bydylai: (Default)
Один человек, внезапно, стал шутить. Ну, он и раньше этим делом грешил: спросят у него – который час, он отвечает смешно – мол, без пяти как спиздили, - а тут распоясался совсем.
Изящно стал шутить, свежо: с аллюзиями к метафорам или, даже, наоборот.
И ладно бы он все это делал дома, под одеялом, когда не видит никто: нет же. Завел себе страничку в интернете и юморит прямо в нее у всех на виду.
И люди туда ходят, комментируют, - ах, - говорят. – какая умора. Автор, пеши исчо.

За этим богомерзким занятием его как-то раз застала знакомая.
- О, - говорит, - милый. Да у тебя серьезные проблемы. Нужно тебя спасать.
А она, надо отметить, была психолог - знаток человеческих душ, светоч темнейших их закоулков. Проводила семинары: «мы, наверное, можем помочь вам обрести какую-никакую уверенность в себе». Тренинги: «все время забываю вам сказать – есть замечательная, уникальная методика улучшения памяти».
Весь день, не щадя живота своего, психологит, а к вечеру хряпнет стакан спирта и в слезы. – Как же, - говорит, - как же меня заебали эти вечно хнычущие, депрессивные, пессимистичные люди. Кто бы знал. Конца и края этому нет. Пойду, повешусь.

- Так вот, - сказала она одному человеку. – Сейчас я разложу все твои проблемы по полкам. Истолкуем по Фрейду, архитипируем по Юнгу. Поржем, по курпатову, наконец.
Хотя, - говорит, - нет. Тут достаточно Фрейда. Знаешь ли ты, что юмор – есть признак агрессии, а агрессия – есть сублимация энергий сексуальных влечений? Так что, раздевайся, сейчас мы все исправим.
- Да нет!- кричит он. – Не хочу я, не буду. Не надо!
- Да что ты, что ты, - успокаивает она его. – У меня все с собой.
Открывает свою сумочку, а там действительно все с собой: плетки, намордники, наручники уже в комплекте с чугунными батареями. С ума сойти можно, как это все у них в сумках помещается?
Ну, дальше, понятно, что произошло, про это писать уже никак нельзя, больно это все мерзко и неприлично, поэтому – про это уже нужно снимать кино.
Но не стоит огульно ее винить, работа у них, у психологов, такая: убедить клиента, что все его беды от какой-то проблемы, и если ее устранить, то все будет хорошо. Ну и в том, что по их мнению основная проблема клиента – безденежье психолога, их тоже винить нельзя. Их в институтах так учат, аж целых шесть лет.

Впрочем, все оказалось напрасно. Первое время, недолго, года полтора, при всяком юморе один человек мелко вздрагивал, зарывался в землю и выпрыгивал в окна, но потом снова принялся за свое.
Так бы и сшутился совсем, если бы к нему однажды не пришел друг.
- Шутишь? – спросил.
- Шучу, - честно признался один человек.
- Собирайся, поедем.
- Куда?
- Потом увидишь. Спасать тебя будем, нельзя же так.

Ехали, долго ехали, трое суток: на электричке сначала, до Москвы, потом на поезде в Юрмалу и там еще двое суток на местной маршрутке ползли оставшиеся три километра, и никогда бы вообще не добрались до нужного места, если бы не выпрыгнули из нее и не пошли пешком.
Пришли к большому дому.
- Здесь живет Великий Юморист, - сказал друг. – А теперь – заходи и смотри.
Зашли. Смотрят: кругом осколки, щепки какие-то валяются и сам Юморист ходит мрачный, злой, бубнит себе что-то под нос.
- Ну, тупые! – говорит. – И хвать стул, и хрясь им в зеркально трюмо, так, что осколки во все стороны. – Тихо, - кричит, -Тише! Вы сейчас умрете со смеху.
А сам хватается за шкаф и тащит его к окну.
- Все, - говорит один человек. – Я все понял, уходим отсюда скорее.
Но тут их заметил Юморист, - ага, - обрадовался. – Вот вы, вы-то мне как раз и нужны. Я вам сейчас буду делать Смешно.
Друг как-то вывернулся и убежал, а вот одному человеку повезло меньше.

Только через два дня его нашли на Юрмальском пляже, и хохотал он так звонко и радостно, и такая на его лице была улыбка, что сразу все облегченно вздохнули: ну, хоть этот больше не станет шутить никогда.
bydylai: (Default)
Один человек, внезапно, стал шутить. Ну, он и раньше этим делом грешил: спросят у него – который час, он отвечает смешно – мол, без пяти как спиздили, - а тут распоясался совсем.
Изящно стал шутить, свежо: с аллюзиями к метафорам или, даже, наоборот.
И ладно бы он все это делал дома, под одеялом, когда не видит никто: нет же. Завел себе страничку в интернете и юморит прямо в нее у всех на виду.
И люди туда ходят, комментируют, - ах, - говорят. – какая умора. Автор, пеши исчо.

За этим богомерзким занятием его как-то раз застала знакомая.
- О, - говорит, - милый. Да у тебя серьезные проблемы. Нужно тебя спасать.
А она, надо отметить, была психолог - знаток человеческих душ, светоч темнейших их закоулков. Проводила семинары: «мы, наверное, можем помочь вам обрести какую-никакую уверенность в себе». Тренинги: «все время забываю вам сказать – есть замечательная, уникальная методика улучшения памяти».
Весь день, не щадя живота своего, психологит, а к вечеру хряпнет стакан спирта и в слезы. – Как же, - говорит, - как же меня заебали эти вечно хнычущие, депрессивные, пессимистичные люди. Кто бы знал. Конца и края этому нет. Пойду, повешусь.

- Так вот, - сказала она одному человеку. – Сейчас я разложу все твои проблемы по полкам. Истолкуем по Фрейду, архитипируем по Юнгу. Поржем, по курпатову, наконец.
Хотя, - говорит, - нет. Тут достаточно Фрейда. Знаешь ли ты, что юмор – есть признак агрессии, а агрессия – есть сублимация энергий сексуальных влечений? Так что, раздевайся, сейчас мы все исправим.
- Да нет!- кричит он. – Не хочу я, не буду. Не надо!
- Да что ты, что ты, - успокаивает она его. – У меня все с собой.
Открывает свою сумочку, а там действительно все с собой: плетки, намордники, наручники уже в комплекте с чугунными батареями. С ума сойти можно, как это все у них в сумках помещается?
Ну, дальше, понятно, что произошло, про это писать уже никак нельзя, больно это все мерзко и неприлично, поэтому – про это уже нужно снимать кино.
Но не стоит огульно ее винить, работа у них, у психологов, такая: убедить клиента, что все его беды от какой-то проблемы, и если ее устранить, то все будет хорошо. Ну и в том, что по их мнению основная проблема клиента – безденежье психолога, их тоже винить нельзя. Их в институтах так учат, аж целых шесть лет.

Впрочем, все оказалось напрасно. Первое время, недолго, года полтора, при всяком юморе один человек мелко вздрагивал, зарывался в землю и выпрыгивал в окна, но потом снова принялся за свое.
Так бы и сшутился совсем, если бы к нему однажды не пришел друг.
- Шутишь? – спросил.
- Шучу, - честно признался один человек.
- Собирайся, поедем.
- Куда?
- Потом увидишь. Спасать тебя будем, нельзя же так.

Ехали, долго ехали, трое суток: на электричке сначала, до Москвы, потом на поезде в Юрмалу и там еще двое суток на местной маршрутке ползли оставшиеся три километра, и никогда бы вообще не добрались до нужного места, если бы не выпрыгнули из нее и не пошли пешком.
Пришли к большому дому.
- Здесь живет Великий Юморист, - сказал друг. – А теперь – заходи и смотри.
Зашли. Смотрят: кругом осколки, щепки какие-то валяются и сам Юморист ходит мрачный, злой, бубнит себе что-то под нос.
- Ну, тупые! – говорит. – И хвать стул, и хрясь им в зеркально трюмо, так, что осколки во все стороны. – Тихо, - кричит, -Тише! Вы сейчас умрете со смеху.
А сам хватается за шкаф и тащит его к окну.
- Все, - говорит один человек. – Я все понял, уходим отсюда скорее.
Но тут их заметил Юморист, - ага, - обрадовался. – Вот вы, вы-то мне как раз и нужны. Я вам сейчас буду делать Смешно.
Друг как-то вывернулся и убежал, а вот одному человеку повезло меньше.

Только через два дня его нашли на Юрмальском пляже, и хохотал он так звонко и радостно, и такая на его лице была улыбка, что сразу все облегченно вздохнули: ну, хоть этот больше не станет шутить никогда.
bydylai: (Default)
Один человек по какой-то надобности пошел в интернет. Тихо так зашел, ни тебе дверь с ноги, ни "всем лежать морды в пол": сидит никому не мешает, а тут ему давай со всех сторон валить надписи.
- Вы получите двести тысяч долларов за пять минут, - мерцает одна.
- Тысячи страстных женщин ждут вас, - перебивает ее другая.
И третья, назойливая такая надпись, красная с голубым, чуть ли не за воротник из монитора хватается. – Вы, - кричит, - выиграли грин-карту. Быстро забирайте и уебывайте в Америку, там вас пиздец как не хватает. Спать никто не ложится, не едят, не пьют, все только вас и ждут.
Ну и еще всякого счастья на двести лет вперед пообещали.
- Фу, замануха какая, - рассмеялся один человек и пошел спать. Веселый такой ушел, - во дурачье, - все думал, засыпая. – кто ж им поверит?

Утром, выпив три кружки чаю, он вышел из дома и тут ему бац по затылку пачка денег. Пересчитал – пять тысяч баксов, даже в трусы спрятать не успел, да что там – пива не купил даже, и тут вторая, и снова по затылку.
– Что за чертовщина?! – возмутился он. – Поаккуратней никак нельзя?
И третья пачка ему по тому же самому месту, - бац!
Женщина какая-то мимо шла, сразу видно, что очень страстная – все ногти изломаны-обкусаны, шея в синяках, - О, сказала, смотря как он уворачивается от денег. Тебя я, мил человек, как раз и ждала.
- Да как ты ждала! - вдруг, откуда ни возьмись, кричит вторая. - Я, я его первая ждала! Со второго класса школы, потом из армии, потом дома у окна, каждый вечер: зимой простывала, летом обгорала так, что кожи слезло – два дивана обтянуть можно. Пусть идет и обтягивает!
И давай они его, значит, делить – каждая к себе тащит, уже рукав оборвали и штанину, а деньги все летят и летят, и пачки все толще, и бьют с каждым разом больнее. И приближающийся цокот каблуков громыхает так, что сразу ясно – тысячи их.
Так бы и пропал совсем один человек, разорвали бы его, а останки засыпало деньгами, но вдруг вертолет, лесенка с неба, дымина, ничего не разобрать.
Очнулся один человек уже в вертолете: двое мужчин стоят над ним, понятно, что иностранцы – таких рож у нас даже в метро с утра увидеть нельзя.
- На, - говорят, - держи свою грин-карту. Прилетели: америка, вылазь.

Люди говорят, что выйдя из вертолета он первым делом купил десять железных дверей, пятнадцать решеток на окна, двести метров колючей проволоки, триста метров бетонного забора и уже со всем этим добром пошел выбирать дом. Выбрал, обмотался, забаррикадировался: кабеля порубал все к чортовой матери, на звонки в двери, - врешь, не возьмешь, - кричит. – Накося – выкуси!

А я так думаю, зря он это все, бесполезно это. Если поперло такое счастье, хоть в землю заройся: найдут, откопают, вручат и живи с ним, как хочешь.
bydylai: (Default)
Один человек по какой-то надобности пошел в интернет. Тихо так зашел, ни тебе дверь с ноги, ни "всем лежать морды в пол": сидит никому не мешает, а тут ему давай со всех сторон валить надписи.
- Вы получите двести тысяч долларов за пять минут, - мерцает одна.
- Тысячи страстных женщин ждут вас, - перебивает ее другая.
И третья, назойливая такая надпись, красная с голубым, чуть ли не за воротник из монитора хватается. – Вы, - кричит, - выиграли грин-карту. Быстро забирайте и уебывайте в Америку, там вас пиздец как не хватает. Спать никто не ложится, не едят, не пьют, все только вас и ждут.
Ну и еще всякого счастья на двести лет вперед пообещали.
- Фу, замануха какая, - рассмеялся один человек и пошел спать. Веселый такой ушел, - во дурачье, - все думал, засыпая. – кто ж им поверит?

Утром, выпив три кружки чаю, он вышел из дома и тут ему бац по затылку пачка денег. Пересчитал – пять тысяч баксов, даже в трусы спрятать не успел, да что там – пива не купил даже, и тут вторая, и снова по затылку.
– Что за чертовщина?! – возмутился он. – Поаккуратней никак нельзя?
И третья пачка ему по тому же самому месту, - бац!
Женщина какая-то мимо шла, сразу видно, что очень страстная – все ногти изломаны-обкусаны, шея в синяках, - О, сказала, смотря как он уворачивается от денег. Тебя я, мил человек, как раз и ждала.
- Да как ты ждала! - вдруг, откуда ни возьмись, кричит вторая. - Я, я его первая ждала! Со второго класса школы, потом из армии, потом дома у окна, каждый вечер: зимой простывала, летом обгорала так, что кожи слезло – два дивана обтянуть можно. Пусть идет и обтягивает!
И давай они его, значит, делить – каждая к себе тащит, уже рукав оборвали и штанину, а деньги все летят и летят, и пачки все толще, и бьют с каждым разом больнее. И приближающийся цокот каблуков громыхает так, что сразу ясно – тысячи их.
Так бы и пропал совсем один человек, разорвали бы его, а останки засыпало деньгами, но вдруг вертолет, лесенка с неба, дымина, ничего не разобрать.
Очнулся один человек уже в вертолете: двое мужчин стоят над ним, понятно, что иностранцы – таких рож у нас даже в метро с утра увидеть нельзя.
- На, - говорят, - держи свою грин-карту. Прилетели: америка, вылазь.

Люди говорят, что выйдя из вертолета он первым делом купил десять железных дверей, пятнадцать решеток на окна, двести метров колючей проволоки, триста метров бетонного забора и уже со всем этим добром пошел выбирать дом. Выбрал, обмотался, забаррикадировался: кабеля порубал все к чортовой матери, на звонки в двери, - врешь, не возьмешь, - кричит. – Накося – выкуси!

А я так думаю, зря он это все, бесполезно это. Если поперло такое счастье, хоть в землю заройся: найдут, откопают, вручат и живи с ним, как хочешь.
bydylai: (Default)
Один человек по какой-то надобности пошел в интернет. Тихо так зашел, ни тебе дверь с ноги, ни "всем лежать морды в пол": сидит никому не мешает, а тут ему давай со всех сторон валить надписи.
- Вы получите двести тысяч долларов за пять минут, - мерцает одна.
- Тысячи страстных женщин ждут вас, - перебивает ее другая.
И третья, назойливая такая надпись, красная с голубым, чуть ли не за воротник из монитора хватается. – Вы, - кричит, - выиграли грин-карту. Быстро забирайте и уебывайте в Америку, там вас пиздец как не хватает. Спать никто не ложится, не едят, не пьют, все только вас и ждут.
Ну и еще всякого счастья на двести лет вперед пообещали.
- Фу, замануха какая, - рассмеялся один человек и пошел спать. Веселый такой ушел, - во дурачье, - все думал, засыпая. – кто ж им поверит?

Утром, выпив три кружки чаю, он вышел из дома и тут ему бац по затылку пачка денег. Пересчитал – пять тысяч баксов, даже в трусы спрятать не успел, да что там – пива не купил даже, и тут вторая, и снова по затылку.
– Что за чертовщина?! – возмутился он. – Поаккуратней никак нельзя?
И третья пачка ему по тому же самому месту, - бац!
Женщина какая-то мимо шла, сразу видно, что очень страстная – все ногти изломаны-обкусаны, шея в синяках, - О, сказала, смотря как он уворачивается от денег. Тебя я, мил человек, как раз и ждала.
- Да как ты ждала! - вдруг, откуда ни возьмись, кричит вторая. - Я, я его первая ждала! Со второго класса школы, потом из армии, потом дома у окна, каждый вечер: зимой простывала, летом обгорала так, что кожи слезло – два дивана обтянуть можно. Пусть идет и обтягивает!
И давай они его, значит, делить – каждая к себе тащит, уже рукав оборвали и штанину, а деньги все летят и летят, и пачки все толще, и бьют с каждым разом больнее. И приближающийся цокот каблуков громыхает так, что сразу ясно – тысячи их.
Так бы и пропал совсем один человек, разорвали бы его, а останки засыпало деньгами, но вдруг вертолет, лесенка с неба, дымина, ничего не разобрать.
Очнулся один человек уже в вертолете: двое мужчин стоят над ним, понятно, что иностранцы – таких рож у нас даже в метро с утра увидеть нельзя.
- На, - говорят, - держи свою грин-карту. Прилетели: америка, вылазь.

Люди говорят, что выйдя из вертолета он первым делом купил десять железных дверей, пятнадцать решеток на окна, двести метров колючей проволоки, триста метров бетонного забора и уже со всем этим добром пошел выбирать дом. Выбрал, обмотался, забаррикадировался: кабеля порубал все к чортовой матери, на звонки в двери, - врешь, не возьмешь, - кричит. – Накося – выкуси!

А я так думаю, зря он это все, бесполезно это. Если поперло такое счастье, хоть в землю заройся: найдут, откопают, вручат и живи с ним, как хочешь.
bydylai: (Default)
Один человек страдал от фобии: он очень сильно боялся уколов. Как ни придет сдавать кровь или делать прививку, так обязательно грохнется в обморок и лежит, пока не вынюхает пузырек нашатырного спирта.
Что он только ни делал, какие только средства не использовал. Он уезжал в Тибет, медитировал, занимался самоанализом, практиковал всевозможные йоги и неистовым своим упорством довел до самоубийства десяток психологов с парочкой некрупных далай-лам, все было бесполезно. Но, будучи человеком целеустремленным, он твердо решил изжить свой позорный недуг и, поразмыслив, купил килограмм героина.
Поначалу ему помогали знакомые, потом, обретя полную зависимость, он начал колоться сам: то-то бывало смеху порой, упадет с торчащим из вены шприцом ни «бе» ни «ме», животики надорвать можно.
Тем не менее, факт остается фактом, всего через три месяца он полностью исцелился: стал упарываться, как миленький, по три – четыре раза в день, пока не издох совсем.

Читатель! Эта удивительная история написана лишь для того, чтобы ты был на позитиве и помнил: любая цель достижима, возможно всё. Нужно просто хотеть, верить в себя, двигаться вперед и никогда, ни перед чем не отступать.
bydylai: (Default)
Один человек страдал от фобии: он очень сильно боялся уколов. Как ни придет сдавать кровь или делать прививку, так обязательно грохнется в обморок и лежит, пока не вынюхает пузырек нашатырного спирта.
Что он только ни делал, какие только средства не использовал. Он уезжал в Тибет, медитировал, занимался самоанализом, практиковал всевозможные йоги и неистовым своим упорством довел до самоубийства десяток психологов с парочкой некрупных далай-лам, все было бесполезно. Но, будучи человеком целеустремленным, он твердо решил изжить свой позорный недуг и, поразмыслив, купил килограмм героина.
Поначалу ему помогали знакомые, потом, обретя полную зависимость, он начал колоться сам: то-то бывало смеху порой, упадет с торчащим из вены шприцом ни «бе» ни «ме», животики надорвать можно.
Тем не менее, факт остается фактом, всего через три месяца он полностью исцелился: стал упарываться, как миленький, по три – четыре раза в день, пока не издох совсем.

Читатель! Эта удивительная история написана лишь для того, чтобы ты был на позитиве и помнил: любая цель достижима, возможно всё. Нужно просто хотеть, верить в себя, двигаться вперед и никогда, ни перед чем не отступать.
bydylai: (Default)
Один глубоко несчастный человек, однажды, поймал золотую рыбку. – Ну, - говорит, - давай-ка три желания.
- Одно, - плямкает жабрами рыбка. – Инфляция, девальвация, деноминация – должен понимать.
Тот не стал долго думать. – Не хочу быть больше несчастным, - сказал.
Рыбка, взмахнув чешуйчатым хвостом, уплыла любоваться отблесками заходящего солнца на ряби мазутных пятен, а человек так и остался лежать на берегу.
Ну а хули: формальности соблюдены. Не хочешь – не будь.
Другой человек тоже поймал золотую рыбку, но был он человеком позитивного склада мышления и потому не стал злоупотреблять в своей просьбе частицами отрицания.
- Я, говорит, - хочу быть счастливым. Давай.
Счастливый теперь. Когда ни глянь на него – слюни висят до колен, курлычет что-то, улыбается. Совсем дебил стал, как и просил.
Третий человек, поймавший золотую рыбку, оказался человеком Умным.
- Нет, - сказал он, - рыбка. Я все знаю, я эту всю хуйню уже читал миллион раз: нужно четко сформулировать желание, вот что. Чтоб не допускать его двояких толкований, а то, знаю я тебя, подлую гадину.
Взял рыбку, притащил домой, посадил в аквариум, и давай листать квантовую философию Уилсона, чтоб понять – как же все-таки избежать семантических шумов?
У него уже борода до пупа выросла, рыбка в аквариуме давно сгнила, а на ее останках образовалась колония простейших, умеющих только родиться, разделиться да издохнуть, разве что, успев перед тем яростно поспорить о политических судьбах Аквариума.
А Умный Человек все сидит, листает, читает, ищет, как сформулировать свое желание, так, чтоб иначе его понять было нельзя.
Привычно считать, что у всякой сказки есть явная или скрытая мораль, так вот – в этой сказке ничего подобного нет. А есть в ней только полное непонимание текущего вопроса: отчего так много мудаков считает, будто все-все на этом свете имеет к ним какое-то отношение и более того, им что-то должно исполнять?
bydylai: (Default)
Один глубоко несчастный человек, однажды, поймал золотую рыбку. – Ну, - говорит, - давай-ка три желания.
- Одно, - плямкает жабрами рыбка. – Инфляция, девальвация, деноминация – должен понимать.
Тот не стал долго думать. – Не хочу быть больше несчастным, - сказал.
Рыбка, взмахнув чешуйчатым хвостом, уплыла любоваться отблесками заходящего солнца на ряби мазутных пятен, а человек так и остался лежать на берегу.
Ну а хули: формальности соблюдены. Не хочешь – не будь.
Другой человек тоже поймал золотую рыбку, но был он человеком позитивного склада мышления и потому не стал злоупотреблять в своей просьбе частицами отрицания.
- Я, говорит, - хочу быть счастливым. Давай.
Счастливый теперь. Когда ни глянь на него – слюни висят до колен, курлычет что-то, улыбается. Совсем дебил стал, как и просил.
Третий человек, поймавший золотую рыбку, оказался человеком Умным.
- Нет, - сказал он, - рыбка. Я все знаю, я эту всю хуйню уже читал миллион раз: нужно четко сформулировать желание, вот что. Чтоб не допускать его двояких толкований, а то, знаю я тебя, подлую гадину.
Взял рыбку, притащил домой, посадил в аквариум, и давай листать квантовую философию Уилсона, чтоб понять – как же все-таки избежать семантических шумов?
У него уже борода до пупа выросла, рыбка в аквариуме давно сгнила, а на ее останках образовалась колония простейших, умеющих только родиться, разделиться да издохнуть, разве что, успев перед тем яростно поспорить о политических судьбах Аквариума.
А Умный Человек все сидит, листает, читает, ищет, как сформулировать свое желание, так, чтоб иначе его понять было нельзя.
Привычно считать, что у всякой сказки есть явная или скрытая мораль, так вот – в этой сказке ничего подобного нет. А есть в ней только полное непонимание текущего вопроса: отчего так много мудаков считает, будто все-все на этом свете имеет к ним какое-то отношение и более того, им что-то должно исполнять?
bydylai: (Default)
Один глубоко несчастный человек, однажды, поймал золотую рыбку. – Ну, - говорит, - давай-ка три желания.
- Одно, - плямкает жабрами рыбка. – Инфляция, девальвация, деноминация – должен понимать.
Тот не стал долго думать. – Не хочу быть больше несчастным, - сказал.
Рыбка, взмахнув чешуйчатым хвостом, уплыла любоваться отблесками заходящего солнца на ряби мазутных пятен, а человек так и остался лежать на берегу.
Ну а хули: формальности соблюдены. Не хочешь – не будь.
Другой человек тоже поймал золотую рыбку, но был он человеком позитивного склада мышления и потому не стал злоупотреблять в своей просьбе частицами отрицания.
- Я, говорит, - хочу быть счастливым. Давай.
Счастливый теперь. Когда ни глянь на него – слюни висят до колен, курлычет что-то, улыбается. Совсем дебил стал, как и просил.
Третий человек, поймавший золотую рыбку, оказался человеком Умным.
- Нет, - сказал он, - рыбка. Я все знаю, я эту всю хуйню уже читал миллион раз: нужно четко сформулировать желание, вот что. Чтоб не допускать его двояких толкований, а то, знаю я тебя, подлую гадину.
Взял рыбку, притащил домой, посадил в аквариум, и давай листать квантовую философию Уилсона, чтоб понять – как же все-таки избежать семантических шумов?
У него уже борода до пупа выросла, рыбка в аквариуме давно сгнила, а на ее останках образовалась колония простейших, умеющих только родиться, разделиться да издохнуть, разве что, успев перед тем яростно поспорить о политических судьбах Аквариума.
А Умный Человек все сидит, листает, читает, ищет, как сформулировать свое желание, так, чтоб иначе его понять было нельзя.
Привычно считать, что у всякой сказки есть явная или скрытая мораль, так вот – в этой сказке ничего подобного нет. А есть в ней только полное непонимание текущего вопроса: отчего так много мудаков считает, будто все-все на этом свете имеет к ним какое-то отношение и более того, им что-то должно исполнять?
bydylai: (Default)
Одному человеку очень сильно в жизни не везло. Бывало, пойдет он в магазин за спичками в конце февраля, купит их полную сумку на год вперед, уже к подъезду своему вернется, а там куча развеселых людей.
- О, - радуются. – Масленица! Иди,родной, сюда.
- Ненене, - кричит один человек. – Это какая-то ошибка! Оставьте меня!
- Да ладно, - успокаивают его, - будь мужиком, не порть людям праздник. Полезай на шест, эх зажжем!
Хлоп по карманам, а спичек нет ни у кого. А ну, говорят, дай сумочку, что там у тебя?
Чирк-чирк, сто коробков, четыре тысячи пятьсот сорок две спички, хоть бы одна смеху ради загорелась. - Ну, ты пиздец какой неудачник, - расстраиваются люди. - Надо же было такую хуйню купить. Слезай с шеста.
И идет человек домой как оплеванный, и плачет ,и стонет, и рыдает, ах, зачем же я такой неудачник, лучше уж смерть, чем жить так.
Он вешаться – веревка рвется, он в ванную. - Лягу – думает, - в воду, брошу включенный утюг – но, то воды нет, то утюг перегорел. Не везет ему, хоть тресни. Так и мается бедолага, изо дня в день, из года в год.

А другому человеку всегда везло. И спички у него зажигались , и не гасли даже на самом сильном ветру, и вода текла исправно, а уж утюги у него работали так, что хоть десятилетиями напролет включенными оставляй.
В общем-то, дохуя их таких везучих было. Просто представить даже страшно, насколько дохуя.
bydylai: (Default)
Одному человеку очень сильно в жизни не везло. Бывало, пойдет он в магазин за спичками в конце февраля, купит их полную сумку на год вперед, уже к подъезду своему вернется, а там куча развеселых людей.
- О, - радуются. – Масленица! Иди,родной, сюда.
- Ненене, - кричит один человек. – Это какая-то ошибка! Оставьте меня!
- Да ладно, - успокаивают его, - будь мужиком, не порть людям праздник. Полезай на шест, эх зажжем!
Хлоп по карманам, а спичек нет ни у кого. А ну, говорят, дай сумочку, что там у тебя?
Чирк-чирк, сто коробков, четыре тысячи пятьсот сорок две спички, хоть бы одна смеху ради загорелась. - Ну, ты пиздец какой неудачник, - расстраиваются люди. - Надо же было такую хуйню купить. Слезай с шеста.
И идет человек домой как оплеванный, и плачет ,и стонет, и рыдает, ах, зачем же я такой неудачник, лучше уж смерть, чем жить так.
Он вешаться – веревка рвется, он в ванную. - Лягу – думает, - в воду, брошу включенный утюг – но, то воды нет, то утюг перегорел. Не везет ему, хоть тресни. Так и мается бедолага, изо дня в день, из года в год.

А другому человеку всегда везло. И спички у него зажигались , и не гасли даже на самом сильном ветру, и вода текла исправно, а уж утюги у него работали так, что хоть десятилетиями напролет включенными оставляй.
В общем-то, дохуя их таких везучих было. Просто представить даже страшно, насколько дохуя.
bydylai: (Default)
Одному человеку очень сильно в жизни не везло. Бывало, пойдет он в магазин за спичками в конце февраля, купит их полную сумку на год вперед, уже к подъезду своему вернется, а там куча развеселых людей.
- О, - радуются. – Масленица! Иди,родной, сюда.
- Ненене, - кричит один человек. – Это какая-то ошибка! Оставьте меня!
- Да ладно, - успокаивают его, - будь мужиком, не порть людям праздник. Полезай на шест, эх зажжем!
Хлоп по карманам, а спичек нет ни у кого. А ну, говорят, дай сумочку, что там у тебя?
Чирк-чирк, сто коробков, четыре тысячи пятьсот сорок две спички, хоть бы одна смеху ради загорелась. - Ну, ты пиздец какой неудачник, - расстраиваются люди. - Надо же было такую хуйню купить. Слезай с шеста.
И идет человек домой как оплеванный, и плачет ,и стонет, и рыдает, ах, зачем же я такой неудачник, лучше уж смерть, чем жить так.
Он вешаться – веревка рвется, он в ванную. - Лягу – думает, - в воду, брошу включенный утюг – но, то воды нет, то утюг перегорел. Не везет ему, хоть тресни. Так и мается бедолага, изо дня в день, из года в год.

А другому человеку всегда везло. И спички у него зажигались , и не гасли даже на самом сильном ветру, и вода текла исправно, а уж утюги у него работали так, что хоть десятилетиями напролет включенными оставляй.
В общем-то, дохуя их таких везучих было. Просто представить даже страшно, насколько дохуя.
bydylai: (Default)
Один человек как-то раз чистил апельсин. Или, быть может, это был не апельсин, а картошка, и не чистил он ее, а ел, это все совершенно неважно. Важно иное: он лег на продавленный диван, лицом к его спинке, и перестал заниматься чем-либо вообще.
Пришли друзья. – Ага, сказали они. Хандрит. Ничего, вставай, вот тебе пятьдесят грамм для настроения, вот огурчик, джинсы надевай, пойдем веселиться в клуб.
Там, в клубе, от нестерпимого веселья он дал кому-то по голове, да так удачно, что тот свалился замертво. Хотя, нет, кажется это ему кто-то воткнул нож чуть пониже последнего ребра, .
Нет, постойте, погодите, что-то уж очень жизненная получилась сказка, так нельзя. В сказках обязательно должен быть дракон, принцесса, или, хотя бы, чтоб жили-жили и умерли нахуй в один день– то есть, что-нибудь о счастливой любви. Все, забыли, не было никаких друзей и клубов, а было так: пришла к одному человеку любимая женщина.

Пришла и говорит, - о, боже! Милый, милый, знаю, знаю, что с тобой. Это все стрессы, экология и депрессия. Тебя нужно срочно лечить.
Кажется, ему повезло с врачом. Был врач молодой, опрятный и улыбающийся, в свежем, зеленом отчего-то халате. - Что? – спрашивал все время. – Не беда. А вот вам таблеточка, вот вам укольчик. Голова закружилась? Имя свое забыли? А вот капельница.
Эх, упал, санитары, несите его – ничего –ничего, все у нас получится.
Вовсе до смешного дошло:- доктор,- спрашивает этот один человек, а это что? А вот это?
-Скамейка, говорит доктор, довольно потирая руки, ну, видно же – действует лечение. - На ней сидят. А вон то – окно, в него глядят.
В общем, выписал доктор одного человека. Тот пришел домой, а там снова любимая женщина, - как ты, милый? спрашивает. – Соскучился?
А он рот раззявил и сидит, смотрит на нее, пытаясь понять: нет, думает, это не скамейка – на ней не сидят. И не окно – в него не глядят. А кто ты? – спрашивает, - а зачем?
Ясно же, чем все дело кончилось, уж ей-ей, лучше бы он с друзьями пошел в клуб. Нет, пусть и этого тоже ничего не было, дело обстояло совершенно иначе.

Один человек лег на диван, уткнувшись носом в спинку. За окном протяжно прокричала чайка, вспыхнуло ярко, будто собравшаяся перегореть лампочка, заходящее солнце, и появилась одутловатая, бледного цвета, луна, а он все лежал и лежал, и чорт его знает: что стало с ним дальше, и было ли это все вообще.
Потому что он был один человек.
bydylai: (Default)
Один человек как-то раз чистил апельсин. Или, быть может, это был не апельсин, а картошка, и не чистил он ее, а ел, это все совершенно неважно. Важно иное: он лег на продавленный диван, лицом к его спинке, и перестал заниматься чем-либо вообще.
Пришли друзья. – Ага, сказали они. Хандрит. Ничего, вставай, вот тебе пятьдесят грамм для настроения, вот огурчик, джинсы надевай, пойдем веселиться в клуб.
Там, в клубе, от нестерпимого веселья он дал кому-то по голове, да так удачно, что тот свалился замертво. Хотя, нет, кажется это ему кто-то воткнул нож чуть пониже последнего ребра, .
Нет, постойте, погодите, что-то уж очень жизненная получилась сказка, так нельзя. В сказках обязательно должен быть дракон, принцесса, или, хотя бы, чтоб жили-жили и умерли нахуй в один день– то есть, что-нибудь о счастливой любви. Все, забыли, не было никаких друзей и клубов, а было так: пришла к одному человеку любимая женщина.

Пришла и говорит, - о, боже! Милый, милый, знаю, знаю, что с тобой. Это все стрессы, экология и депрессия. Тебя нужно срочно лечить.
Кажется, ему повезло с врачом. Был врач молодой, опрятный и улыбающийся, в свежем, зеленом отчего-то халате. - Что? – спрашивал все время. – Не беда. А вот вам таблеточка, вот вам укольчик. Голова закружилась? Имя свое забыли? А вот капельница.
Эх, упал, санитары, несите его – ничего –ничего, все у нас получится.
Вовсе до смешного дошло:- доктор,- спрашивает этот один человек, а это что? А вот это?
-Скамейка, говорит доктор, довольно потирая руки, ну, видно же – действует лечение. - На ней сидят. А вон то – окно, в него глядят.
В общем, выписал доктор одного человека. Тот пришел домой, а там снова любимая женщина, - как ты, милый? спрашивает. – Соскучился?
А он рот раззявил и сидит, смотрит на нее, пытаясь понять: нет, думает, это не скамейка – на ней не сидят. И не окно – в него не глядят. А кто ты? – спрашивает, - а зачем?
Ясно же, чем все дело кончилось, уж ей-ей, лучше бы он с друзьями пошел в клуб. Нет, пусть и этого тоже ничего не было, дело обстояло совершенно иначе.

Один человек лег на диван, уткнувшись носом в спинку. За окном протяжно прокричала чайка, вспыхнуло ярко, будто собравшаяся перегореть лампочка, заходящее солнце, и появилась одутловатая, бледного цвета, луна, а он все лежал и лежал, и чорт его знает: что стало с ним дальше, и было ли это все вообще.
Потому что он был один человек.
bydylai: (Default)
Один человек как-то раз чистил апельсин. Или, быть может, это был не апельсин, а картошка, и не чистил он ее, а ел, это все совершенно неважно. Важно иное: он лег на продавленный диван, лицом к его спинке, и перестал заниматься чем-либо вообще.
Пришли друзья. – Ага, сказали они. Хандрит. Ничего, вставай, вот тебе пятьдесят грамм для настроения, вот огурчик, джинсы надевай, пойдем веселиться в клуб.
Там, в клубе, от нестерпимого веселья он дал кому-то по голове, да так удачно, что тот свалился замертво. Хотя, нет, кажется это ему кто-то воткнул нож чуть пониже последнего ребра, .
Нет, постойте, погодите, что-то уж очень жизненная получилась сказка, так нельзя. В сказках обязательно должен быть дракон, принцесса, или, хотя бы, чтоб жили-жили и умерли нахуй в один день– то есть, что-нибудь о счастливой любви. Все, забыли, не было никаких друзей и клубов, а было так: пришла к одному человеку любимая женщина.

Пришла и говорит, - о, боже! Милый, милый, знаю, знаю, что с тобой. Это все стрессы, экология и депрессия. Тебя нужно срочно лечить.
Кажется, ему повезло с врачом. Был врач молодой, опрятный и улыбающийся, в свежем, зеленом отчего-то халате. - Что? – спрашивал все время. – Не беда. А вот вам таблеточка, вот вам укольчик. Голова закружилась? Имя свое забыли? А вот капельница.
Эх, упал, санитары, несите его – ничего –ничего, все у нас получится.
Вовсе до смешного дошло:- доктор,- спрашивает этот один человек, а это что? А вот это?
-Скамейка, говорит доктор, довольно потирая руки, ну, видно же – действует лечение. - На ней сидят. А вон то – окно, в него глядят.
В общем, выписал доктор одного человека. Тот пришел домой, а там снова любимая женщина, - как ты, милый? спрашивает. – Соскучился?
А он рот раззявил и сидит, смотрит на нее, пытаясь понять: нет, думает, это не скамейка – на ней не сидят. И не окно – в него не глядят. А кто ты? – спрашивает, - а зачем?
Ясно же, чем все дело кончилось, уж ей-ей, лучше бы он с друзьями пошел в клуб. Нет, пусть и этого тоже ничего не было, дело обстояло совершенно иначе.

Один человек лег на диван, уткнувшись носом в спинку. За окном протяжно прокричала чайка, вспыхнуло ярко, будто собравшаяся перегореть лампочка, заходящее солнце, и появилась одутловатая, бледного цвета, луна, а он все лежал и лежал, и чорт его знает: что стало с ним дальше, и было ли это все вообще.
Потому что он был один человек.
bydylai: (Default)
Один человек решил научиться играть на губной гармошке. Начал с мелодии из мультфильма про прошлогодний снег, потому что как раз была зима, но не та зима, где все веселые на тройке с бубенцами хлещут водку стаканами, а другая: такая, что когда ни проснись - всегда темно, поздно, и бесполезно, и будет ли иначе – бог весть. И падал прошлогодний снег, и приходили прошлогодние квитанции за свет и телефон, и чорт знает сколько лет назад случившиеся женщины звонили ему по субботам, чтоб пьяно рыдать в трубку. Ну что тут еще играть можно, когда все так.

Выучил он мелодию, сидит, играет. Приходит к нему знакомый, - узнаешь ?- спрашивает у него.
- Да, - говорит тот, конечно. Это "ви а ве чемпионс", квин, здорово у тебя получается – один в один. Хотя, - говорит, видя покривившееся лицо одного человека, - что-то я туговат сегодня на ухо. "Шоу маст го он", ведь да?

Выкинул он куда-то губную свою гармошку, продал квартиру и уехал искать иного счастья в Парагвай.
Будто там его дохуя.


Другой человек хотел рисовать. Нарисует лошадку – а что, говорят ему, неплохая получилась свинья. Только, отчего рогатая? И вот эти вот крылья, знаете, как-то портят рисунок, поправьте, Христа ради. Да и тона какие-то немного странные, мазки загогулинами. Знаете что? Лучше вообще никогда ничего не рисуйте больше, потому что это не Ваше.

Один только раз похвалили его работу, когда он зачем-то нарисовал сто долларов.
– О, - сказали невесть откуда взявшиеся суровые милиционеры. - Вот это искусство. Отлично вышло, один в один, пройдемте гражданин хороший.
Так и ходит до сих пор где-то по этапам, Рязань –тамбов – Тула – Саранск.

А третий человек ходил молча, махал руками, потом хоп – только его все и видели. Летать, оказывается, хотел, так и улетел подлец, никому ничего не сказав.

Profile

bydylai: (Default)
bydylai

March 2013

S M T W T F S
      1 2
345 6789
101112131415 16
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 10:59 am
Powered by Dreamwidth Studios