bydylai: (Default)
В естественной среде обитания гриб нагибает человека, легко.
Потому, вот это вот: айда по грибы, - в исполнении Шурика, мне диковато.
Я знаю, знаю, чем все это кончится. Он обязательно найдет какого-нибудь медведя покрупнее и скажет ему, - слышь, ты чо такой дерзкий, а?
Лес вообще полон смертельных опасностей: грибники с ножами, поголовно больные атипичной сибирской бубонной язвой клещи и традиционное: "Ты дорогу запомнил? Да? Ну, я тоже да... "
Утро, капли росы на кустистых бровях, еле тлеющие угли надежды выбраться из леса.
- Ну и куда идти?
- Так все элементарно. Мох растет с северной стороны деревьев.
- Я, млять, знаю, где север - идти-то куда?!

Топографический кретинизм - надежное средство весело и увлекательно скоротать остаток дней в размышлениях "где же это я, и как отсюда теперь?".
Шурик наслаждается этим недугом со школьных лет.Read more... )
bydylai: (Default)
В естественной среде обитания гриб нагибает человека, легко.
Потому, вот это вот: айда по грибы, - в исполнении Шурика, мне диковато.
Я знаю, знаю, чем все это кончится. Он обязательно найдет какого-нибудь медведя покрупнее и скажет ему, - слышь, ты чо такой дерзкий, а?
Лес вообще полон смертельных опасностей: грибники с ножами, поголовно больные атипичной сибирской бубонной язвой клещи и традиционное: "Ты дорогу запомнил? Да? Ну, я тоже да... "
Утро, капли росы на кустистых бровях, еле тлеющие угли надежды выбраться из леса.
- Ну и куда идти?
- Так все элементарно. Мох растет с северной стороны деревьев.
- Я, млять, знаю, где север - идти-то куда?!

Топографический кретинизм - надежное средство весело и увлекательно скоротать остаток дней в размышлениях "где же это я, и как отсюда теперь?".
Шурик наслаждается этим недугом со школьных лет.Read more... )
bydylai: (Default)
Ромчик у нас дикий молодец, не то, что некоторые социопаты. Как выходные, так удаляется в ночь на лесозаготовки. Нет, сам он считает, будто ходит тусить в клуб, но потом ноет, что ему опять попалось бревно. Сучковатое, к тому же: такси вызови, кофе напои, кредит за красненькое пежо оплати.
Я -то знаю, почему у него все так, чай не первый год в дендрариях.
- Ромчик, - говорю я. – Твоя ошибка в том, что ты выбираешь самых активных. Давай моделировать ситуацию. Ты – девушка, и всю ночь скакал полуголым на танцполе, прерываясь лишь, чтоб дерябнуть с прекрасными незнакомцами на брудершафт. Как ты думаешь, останутся ли у тебя силы на нечто отличное от 594 позиции камасутры?
- Я, - отвечает, - плохо представляю эту самую позицию, но смею надеяться: если со мной произойдет нечто из вышеупомянутого, то вы меня пристрелите. Ну, для чего-то же нужны друзья?
Закомплексованный дикарь, что с него взять. А еще, ночной Ромчик поразительно отличается от Ромчика дневного. В темное время суток гусарит: тыщу сюда, тыщу туда, а утром придет, и хнычет,- ну где мои две тыщи???

Между тем, пресловутую позицию мог бы и освоить, все очень просто.
Женщина лежит, непринужденно разметавшись там, куда дотащили. Мужчина истово теребит ее пуговицы-застежки и молнии, до стона: да что же я такой мудак, лучше бы остался там, еще бы водки выпил, - и брык, и спать.
Можно внести разнообразие: профессионалы утверждают, что храп, сопровождающий процесс, придает ему особую пикантность.

Сам я не очень разбираюсь в таких тонкостях. Мелькало нечто подобное, когда поддерживал отсношения с любительницей сказочных ролевых игр. Пятница-суббота, начинается, - сегодня ты будешь Железным Дровосеком. Или папой Карло, впрочем, решай сам. Главное помни, что я после двенадцати превращусь в дрова.
Глянул на календарь. - Знаешь, - сказал, - буду я лучше Снусмумриком. Весна – мне пора, я ушел.

Ох уж мне эти сказочные чудеса. Шурик, и тот, выпив, частенько превращается во флюгер.
- Ветер, - говорит, - меняется.
- Это ты к тому, что владимирский централ? - спрашиваю я. - Или мусорный ветер- дым из трубы? Так ща, споем.
- Да не, давай телефон. Ветер восточный: самое время появиться Поппинс
- Мэри?
- Вообще непринципиально. Пока доедут, а водка еще не кончилась.
Старый романтик, как и я. Все верит, что если женщина не сгорела от страсти ночью, то обязательно сгорит от стыда по утру. Главное держать форточки открытыми, чтоб кучки пепла сдувало порывами постоянно меняющегося ветра
bydylai: (Default)
Дни серые, ночи талые. Сколько всякой дряни вылезает по весне, не счесть.
Вот и одноногая беременная старушка с первого этажа в претензиях: скоро, - говорит, - праздник май, субботник. Будешь убирать под окнами: там всюду твои окурки
- Гнуснейшая клевета, - говорю я. – Запомните: человек, читавший Ницше и Шопенгауэра, никогда, вы слышите, никогда не станет мусорить в окно. Разве что собой, и то один раз, сразу после прочтения, но тут уж, простите, не дождетесь.
- Ага. Ага, - согласилась она. – А как говорил Заратустра? А в чем заключается основное свойство мировой воли, а? Молчишь?! То-то.

Ну, как говорил Заратустра я знаю и могу рассказать. Сидят, к примеру, люди. Пьют вино, закусывают, веселятся: песни поют, тетки пригожие скачут вокруг, и вдруг, - Тааааааааааааааааак. – говорит Заратустра.
И все, и тишина, и все разбежались – кто куда, потому что стыдно всем: все понимают, что надо превосходить себя, а не заниматься всякой ерундой.
А что там с этим Шопенгауэром, как он себе представлял о мире и воле - бог весть.

Пошли смотреть окурки. Действительно – уйма, но тонкие все, в помаде.
- Простите, - говорю я, но ваша бездумность угнетает меня прямо в добродетель. Это явно не мое. Применив дедуктивный метод, сами могли бы догадаться: факт того, что я предпочитаю помады иных расцветок, на лице.
- Значит, девки твои набросали, - говорит она. – Все равно, убирать тебе.
Отлично, просто отлично. Я весь день, как хомяк в колесе, сплю, а в это время здесь творится проходной двор. Заходи, кто хочешь, чувствуй себя непринужденно, главное – кури и бросай окурки в окно.


Шурик утверждает, что подобное уже было. Когда я жил у него, как-то раз, пришел участковый. – Ну, мы вчера дали джазу, - сказал. – Не помню, как до дома добирался. Водка есть?
- Нет водки, - сказал Шурик. – Ты, Киря, еще пятьсот рублей должен, я за тебя в баре расплачивался вчера. Гони.
- Я вам, гражданин, тут не Киря, - посерьезнел он. - Я при исполнении, так что свои товарно-денежные фантазии оставьте при себе. От неустановленных граждан поступило письмо неразборчивого почерка, но явно тревожного содержания. «Каждую ночь в нашем подъезде цокают каблуки, а после из квартиры сорок девять доносятся женские вопли сладострастия. Это мешает осуществлять гражданам свое конституционное право на отдых, потому что – завидно. Примите меры, Доброжелатель.»

- Слушай, вот пока я не развелся, были вопли, - согласился Шурик. – Как ни придешь – сразу, - а где ты был, а почему ты там был, а вот я тут..
Сейчас не знаю, откуда бы им взяться. – Макс? Твоя работа?
- Ну, было дело, - признался я. – Вопил. Помнишь, когда ванную меняли? Ты еще сказал: подержи монтажку, я сейчас тресну по ней, да я не промахнусь, все будет хорошо. И ведь не соврал, через два часа действительно стало хорошо, ноготь только синий по сей день, а так…
- Складывается впечатление, что вы сознательно заблуждаете правосудие, - печально сказал участковый. – В общем, я озвучил, примите меры, а пятьсот рублей отдам с получки. Чао, бамбины, сори. Всем пока.

- Так вот, - говорит Шурик. – Все равно же, ничего никому не докажешь, но меры принимать надо. Давай, как в тот раз пиши объявление и вешай на подъезде.
Написал. Разберусь с запятыми, пойду вешать. Вот, кстати, и оно:
« Уважаемые товарищи девки, убедительная просьба: переобувайтесь.в нецокающую обувь. Не кричать, окурки забирать с собой.»
bydylai: (Default)
Кстати, о здоровом образе жизни: питаться нужно правильно. Если вы питаетесь – это правильно.
Я пол-утра варил суп. Рецепт его эксклюзивно прост, можете записать: содержимое холодильника высыпать в кастрюлю, залить холодной водой. Газ не зажигать, свет не включать, шторы задернуть, уходить туда, где есть нормальная еда незамедлительно, но без спешки и суеты.
Впрочем, существует вариант для экстремалов: поставить кастрюлю с содержимым холодильника на медленный огонь, и варить до мрачной решимости- иншалла, все там будем, пойду, поем.
Многофункциональность - вот отличительно выгодная черта, присущая большинству изготовленных мною блюд. Ими можно пугать небольших детей, забивать гвозди или размягчать самые чорствые женские сердца до состояния – господи, да как так можно вообще, приходи вечером, хоть нормально поешь.

Лучший из известных мне поваров, это, безусловно, мой Шурик. По натуре он ужасный перфекционист и оттачивает свои кулинарные навыки уже пятнадцать лет.
Каждое утро он надевает грузы на руки, на ноги, и давай месить спортинвентарь, пока не сломает все.
Сядет среди обломков макивары на оторванную боксерскую грушу, - ах, вздыхает, какая жалость. Как этот мир хрупок, но жесток.
- Шура, - говорю ему я. – Зачем так напрягаться? У тебя замечательно хлесткий и мощный удар. Да и скорость на грани фантастики– вместо движений рук я вижу лишь размазанные пятна.
- Это, - отвечает он, - не потому, что я быстро бью, а оттого, что ты медленно смотришь. Я должен быть еще быстрее, понимаешь?
Казалось бы – причем тут кулинария. Ну, не знаю. Учитывая все вышеперечисленное, может, кто-то, и скажет Шурику – готовишь ты омерзительно, но этот кто-то явно не я.

Хотя, хотя, был случай. Как-то раз, когда я, вырвавшись из эпицентра домашнего уюта первого брака, ночевал у Шурика, пришел наш товарищ – Паша.
- Все бабы бляди, - пьяно плюхнувшись на кухонный уголок, сказал он.. – Весь мир бардак. И солнце. Фонарь. Вступавший в многочисленные половые сношения. В пассивной роли.
Ничего нового, конечно. Но в три часа ночи как-то особенно приятно услышать, что в этом мире все без явных перемен.
- Ребята, - умоляюще протянул Паша. – Дайте пожрать, а? Я голоден, как
- Сука. – подсказал я.
- Зачем сразу сука. Падла. – поправил Шурик, возясь с кастрюлькой. - Жри, Паша, жри.
Паша долго ковырял выданный ему суп столовым ножом. – В супе, - бухтел, - должно быть много Мяса, а у вас тут что. И мясо должно халяльным. Оно халяльное? Ведь да? Где тут у вас телефон, сейчас, я позвоню, все будет.
- Шура, он наш товарищ, не бей его, - сказал я.
- Бить гостя первые пятнадцать минут после прихода- моветон, - пожал плечами Шурик.

Позвонив, Паша нашел пакет с зефиром и начал крошить в суп, - для сытности, - объяснил он. – Нажористей будет. А мясо сейчас приедет.
В дверь раздался звонок, приехало мясо, килограммов сорок пять. Глаза голубые. Сказало, что зовут Леной, приехала за Пашей.
- Сейчас, супу поем и поедем, - пробурчал успевший задремать Паша. Отхлебнул, замер.
- Послушайте, - сказал. – Ну и какой идиот додумался положить в суп зефир?

Profile

bydylai: (Default)
bydylai

March 2013

S M T W T F S
      1 2
345 6789
101112131415 16
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 11:00 am
Powered by Dreamwidth Studios